Кыргыз Инфо - Кыргыз. Кыргызча китептер, ырлар, каада-салттар, эпостор, жомоктор, акыл-насааттар, учкул сөздөр жана макал-лакаптар Кыргыз Инфо сайтында.

Исторические известия о кыргызах в VI-VIII столетиях

Исторические известия о кыргызах в VI-VIII столетиях

Упоминание о кыргызах у Менандера в 568 году. Дизавул, подаривший Зимарху пленницу-кыргызку, был, вероятно, Шидяньми. Представлялся Дизавулу Зимарх у Алатау. Под именем западных тукиюесцев следует разуметь местные тюркские племена. Деление их на отделы дулу и нушиби. Дулу есть нынешнее колено Великой орды дулат. В именах аймаков дулу оказываются киргиз-казацкие роды чумекей, джаныс, адбан, суван. В аймаках нушиби находились нынешние кыргызские роды ассык и кучук. Аймаки нушиби, вероятно, состояли из усуней под их истинным народным именем кыргызов. Догадки о судьбе усуней после Р.Х. Упоминания о нушибийцах в истории западных тукиюесцев. Вражда нушибийцев к Дулу-хану. Нушиби во время войны Китая с Ашиною-Хэлу. Назначенный китайцами хан нушибийцев Буч- Тукиюесцы поставляют себе ханов по своему выбору. Отрывочные известия, в которых упоминается об озере Жехай и р. Или. Усиление и падение ханства тукиши. Подчинение западных тукиюесцев на востоке уйгурам и на западе карлыкам. Догадки о тукиши. Сведения о гэлолу или карликах. Пояснения китайских известий о событиях, последовавших за падением тукишийцев.

Первое упоминание о тяньшанских кыргызах в исторических памятниках относится, по моему мнению, к 568 году. Именно, по рассказу Менандра-византийца, о посольстве Зимарха к туркам, турецкий каган Дизавул подарил Зимарху пленницу, которая «была из народа так называемых херхисов»1. Конечно, это кыргызы2, но какие: енисейские или тяньшанские?

Дегинь и за ним и Клапрот считали Дизавула за Кигиня, третьего хана тукиюесцев, утверждая, что хан этот, по китайским историкам, носил титул Ti-theou-pou-li, а это близко к Dizaboue3. «Сближение эпох, – говорит Абель Ремюза, – дает мне основание думать, что это скорее Tan-no-pou-li, каган или правитель западных стран во время Табо-хана»4. К мнению этого синолога примыкает и Сен-Мартен, замечая, что два лица, которых отождествляли Дегинь и Клапрот, могли быть совсем разные личности, именно Муган-хан (Кигинь) и сын второго хана тукиюесцев (Иссиги-Коло), который мог сохранить участие в управлении, быть может с высоким, но совершенно почетным титулом, тогда как Кигинь был настоящим ханом1. Но ни в одном из переводов китайских известий (о. Иакинфа из «Т’ан-шу», Видлу из «Суй-шу» и «Т’ань-шу», Станислава Жюльена из разных династийных историй) не упоминается о том, чтобы Кигинь имел имя или титул Дитубули, а потому легко может быть, что это только неосновательное предположение Дегиня. Несостоятельность догадки Абеля Ремюза ясна из того, что Тань-но (у Дегиня сын Jo-tan-Khon’, у о. Иакинфа Жутань- хан, у Видлу No-tan-Khan) был назначен були-ханом уже Тобо-ханом, который вступил на престол, по Mailla2, в 12 луне 572 года, т.е. через три – четыре года после посольства Зимарха.

По времени посольство имело место в царствование Кигиня ( 554 – 572), но Дизавул был другое лицо, потому что умер в 576 году, четырьмя годами позднее Кигиня, так как, по Менандру же, сын Дизавула Турксанф получил известие о смерти отца перед прибытием византийского посла Валентина, отправленного во втором году правления Тиверия Кесаря (576г.). В рассказе о посольстве Валентина вместо Дизабула значится Дилзивул, но посол в своей речи к Турксанфу приписывает Дилзивулу первое обращение к римлянам с предложением союза против персов3, а по реляции о посольстве Зимарха это предложение делал Дизабул, значит, Дизабул и Дилзивул одно и то же лицо. Вамбери полагает4, что Dizeol или Dizaoiil должно означать «устроитель, распорядитель» от tiz, diz- ordnon, regeln, с добавкою суффикса cul, aul, но это нашего затруднения не разрешает. Надо думать, что под именем Дизавула византийцев скрывается верховный хан западных тукиюесцев. По Видлу, который известия эти берет из «Суй-шу», написанной Вэй-Чженем в первой половине VII столетия, и заверяет, что переводит слово в слово, у второго сына Тумыня, первого хана тукиюесцев, по имени Che-hie-mii или Se-ti-mii (Шидяньми о. Иакинфа)5, был сын Дату (Ta-theou)-xaH. Этот Дату-хан «первый из тукиюеских ханов завладел древней страной ou-scun’efi и отделился от восточных тукиюесцев…

Его царский лагерь отстоял от Си-ань-фу (китайская столица) на 700 лье (7 т. ли) на север (на запад – по поправке переводчика)… Его южный двор (sa cour miridionale) находился в семи днях пути, по направлению на северо-запад, от владения Yon-Khi (Карашар), северный же двор находился от южного в восьми днях пути на север». Эти расстояния дозволяют предполагать, что южный двор (нань-т’ин) Дату-хана находился на Текесе и Иссык- Куле или на Юлдузе, а северный (бэй-т’ин) на Боротале или около Урумчи, где впоследствии в китайской истории долго держалось название Бэй-т’ин. Подтверждается такое приурочение и продолжением перевода Видлу: «Народ его (Дату-хана) был пе­ремешан с tou-lou, nou-che-pi, Kho-lo-lu, tshi-yua, tchi-mi, y-ou и другими племенами варваров»1. По «Т’ан-шу» Дату-хан упоминается между 581 и 584 гг.: Нету или Ша-болио-хан (по Дегиню сын Исики-хана) с двумя другими ханами Або и Тань-ханем был разбит китайцами. Вскоре потом Шаболио «не полюбил Або за его храбрость и отважность» и неожиданно напал на аймак Або-хана. Або «бежал на запад к Дату-хану. Дату, по имени Дяньгю, был Шаболио-хану двоюродный дядя по отцу2. Он был ханом западной стороны. К нему же бежал и Тань-хан, назначенный предместником Шаболио Тобо-ханом в були-ханы «с пребыванием в западной стороне»3. По «Т’ан- шу же «Далобянь (имя Або) мало по малу усилился, на востоке распространился до Дулгинь, на западе за Золотые горы. Телесцы, Куча (в подлиннике должно быть Аньси, т.е. вообще нынешний китайский Туркестан), Иву (Хами) и жители западного края – все покорились ему».

Около 588 года Далобянь был взят в плен восточными тукиюесцами и, вероятно, убит4. На его место возведен сын Янсо-дэлэев под именем Нипо Чуло-хана». Последний около 611 года лишен престола и заменен в достоинстве верховного хана западных тукиюесцев Шегуем. «Шегуй есть сын Дулуев, внук Дату-хана. Он наследственный хан, управлял близ западной стороны»5. Сам Дату-хан Дяньгю снова упоминается около 598 года, когда он поддерживал хана восточных тукиюесцев Дуланя против брата его Тули, которому помогали китайцы.

По смерти Дуланя Дягиню сделался верховным ханом тукиюесцев под именем Бугя-хана, но около 607 года, вследствие смут у тукиюесцев, часть которых предалась Тули-хану и китайцам, он бежал к тогонам (в Тибет) и дальнейшая судьба его неизвестна6.

Из всех этих отрывочных известий можно заключить, что западная, при- тяныианская часть владений тукиюесцев вообще составляла удел потомства ветви Шидяньми-хана, тогда как восточные владения турок были уделом потомства сыновей Тумыня – Исиги, Кигиня и Тобо. Надо поэтому полагать, что и во время Кигиня владели и правили западом, со значительной долей самостоятельности, потомки Ши- дяньми и что Дизавул Зимарха был оставшимся китайцам неизвестным главой ветви Шидяньми. Это не был Дяньгю, потому что Дизавул умер около 576 года, тогда как Дяньгю был жив даже в 606 году. Может быть, Дизавул был сам Шидяньми или старший его сын7.

Отправившийся из Константинополя в августе 568 года Зимарх, после продолжительного путешествия, нашел Дизавула у «горы Эктаг, что по эллински значит золотая гора. «Эктаг, или скорее Ак-таг, значит не золотая, а белая гора. Следует предполагать этот Ак-таг в западных тукиюеских землях, потому что Дизавул, всего вероятнее, был ханом западных тукиюесцев. Дизавул пожелал, чтобы Зимарх сопровождал его в походе против персов, и распорядился, чтобы свита Зимарха возвратилась в страну холиатов и там ожидала возвращения Зимарха; затем, когда Дизавул с Зимархом отправился в поход этот, то «на пути они остановились на месте, называемом Талас, и здесь встретили посольство персидское». После приема этих послов и отпуска их, Дизавул готовился идти на персов, но Зимарха брать с собой передумал, а отпустил и его.

«Римлян, которые были прежде отпущены, застал он (Зимарх) там, где условился съехаться с ними. Он предпринял вместе с ними обратный путь в свои земли. Оставив и главный город холиатов, они ехали крепостями»1. Из этого рассказа следует заключить, что с Таласа Зимарх отправился в страну, лежащую между Сыр-дарьею и хребтом Каратау или между Каратау и низовьями р. Чу, так как только тут, на речках, текущих с Каратау, могли существовать селения или городки, окруженные стенами и потому названные Зимархом крепостями. Земля эта должна была принадлежать кангюйцам или канглы, а потому холиаты, вероятно, испорченное «канглиаты», как думал Дегинь2. Эктаг (быть может, Алатаг, Алатай) должен был находиться восточнее Таласа, т.е. на Или или на Чу. Это едва ли мог быть Алтай, потому что владения ветви Шидяньми на севере граничили с песчаным морем, т.е. с чжунгарским рукавом Гоби, лежащим между Алтаем и Тяньшанем3.

Все это делает вероятным, что пленница, подаренная Дизавулом, главою западных тукиесцев, незадолго перед тем завоевавшим западный Тяньшань, была из кыргызов, обитавших в Тяньшане. Принадлежность этой пленницы к енисейским кыргызам мало вероятная, потому что покорение их совершено было задолго до 568 года, именно относится к 556 году, когда Кигинь «на севере покорил Цигу»1.

Китайские историки не упоминают имени кыргызов за все время владычества в западном Туркестане турок, карлыков (766-1125 гг.) и кара-киданей, но в сохранившихся у китайских историков именах аймаков западных тукиюесцев оказываются, с одной стороны, существующие поныне роды киргиз-казацкие, с другой же – роды кыргызские. Основатель могущества тукиюесцев иль-хан Тумынь (545-553 гг.) усилился со времени покорения тэлэсцев или гаогюйцев, шедших в числе 50 т. кибиток против жужаней. Можно думать, что собственный народ Тумыня не превышал такой же цифры кибиток. С этими силами сыновья его (и брат) покорили всю Монголию и Среднюю Азию до Персии. При такой незначительной численности тукиюесцев, ханы их, очевидно, не имели возможности водворить в покоренном ими западном Туркестане сколько-нибудь значительное количество исконных тукиюесцев, так как, прежде всего, их должно было озабочивать утверждение своей власти в Монголии и борьба с Китаем. Поэтому войска уже первых западных тукиюеских ханов должны были состоять из местных тюркских племен, при небольшой дружине из тукиюесцев. Пользуясь своею отдаленностью от верховных ханов, обитавших в Монголии, западные ханы турок, как впоследствии монгольские Чингизиды, должны были скоро отделиться и выйти из зависимости от ханов восточных тукиюесцев. Так на самом деле и было. Народ Дату-хана состоял, вероятно, не из смеси тукиюесцев с дулу и другими поименованными в приведенном выше, по Видлу, китайском известии тюркскими, очевидно, местными, занимавшими свои земли до покорения их тукиюесцами, племенами2, а прямо из этих местных племен. Из племен этих у-ou, т.е. уйгуры или гаогюйцы, в конце VI столетия, к которому относится упомянутое известие, занимали западную часть северной Монголии, где они во второй четверти VII века образовали было независимое, под главенством рода сеяньто, государство3. Kho-lolo или гэлолу, т.е. карлыки, обитали в это же время на западе от Алтая, вероятно, по Черному Иртышу, и вскоре, подобно уйгурам, стали зависеть от восточных тукиюесцев4. Поэтому народ западных тукиюеских ханов состоял собственно из племен дулу, нушиби, чуюе, чуми.

По «Т’ан-шу» Шаболио-хиллиши-хан (634 г.) «разделил свои владения на десять поколений или аймаков». Пять восточных аймков назывались дулу и пять западных нушиби5. Под 651 г. встречается перечисление пяти аймаков дулу: 1) чумугунь (tchu- mou-kouen, 2) хулуву (hou-lo-vuo), 3) нешетидунь (che-che-ti-tun), 4) туциши хэлоши (tou-ki-chi et ho-lo-chi) и 5) шуниши чубань (chi-ni-chi et tchi-pan)1. В этой китайской транскрипции прежде всего можно узнать в общем названии пяти восточных аймаков дулу существующее ныне самое многолюдное племя или род Большой или Великой орды дулат, занимающее земли между реками Или и Чу. О древности рода или племени дулу можно заключать из того, что первые болгарские князья принадлежали к роду дулу. По сохранившемуся в некоторых списках хронографа, называемого еллинским, сказанию или записи об этих князьях, первый из них Авитохол, – начало царствования которого по данным того же сказания относится к половине II столетия после Р.Х., т.е. ко времени удаления северных хуннов от границ Китая на запад, – «жит (жил) <…>.

Имя племени или рода дулу упоминается в китайских историях, кажется впервые, в V веке, в числе двенадцати родов гаогюйцев, в форме тулу2. Но, конечно, племя дулу существовало за много веков ранее, как это отчасти выясняется принадлежностью первых болгарских князей к роду дуло. Значится это в записи или сказании о первых болгарских князьях, открытой професс. А. Поповым в некоторых списках хронографа, называемого еллинским летописцем3. По словам академика А.А.Куника, который указывает, между прочим, на помещение народа Duli между готами и гепидами в одном исчислении народов IV века и потому не прочь считать этот народ германским, «ориенталисты утверждают, что в источниках (каких?) говорится об одном тюркском племени Дул или Тул»4. Вероятно, не названные ориенталисты имели в виду именно дулу или тулу китайских известий. Первое упоминание о болгарах у византийских историков относится, кажется, к 482 г., когда они появились на нижнем Дунае, будучи призваны императором Зиновием на помощь против остготов5, но «никто не станет спорить против того, что все известия» об унугурах и кутургурах V и VI веков, составлявших остатки гуннских орд, отброшенных гепидами и остготами, после смерти Аттилы (453 г.), к Азовскому морю, «относятся к болгарам»6, хотя прямых исторических свидетельств об этом и нет». По византийским летописцам, гунны и болгары, в 635 году, под предводительством Курата или Куврата, восстали против аваров, подчинивших их себе во второй половине VI века. Один из пяти сыновей Курата (в записи или Именик первых болгарских князей – Курт), между которыми болгары разделились после его смерти, Аспарух перешел около 679 года за Дунай, покорил семь славянских племен, обитавших между Дунаем и Балканами, и основал первое болгаро-славянское царство1: « словянскому языку…, живущю на Дунай, придоша от скуф, рекше от козар, рекомии болгаре, седоша по Дунаеви, насильницы словяном быша», как говорит наш летописец. «Будучи гораздо малочисленное славян и погибая в значительном числе в битвах с византийцами, они (болгары) неизбежно должны были ославяниться»2. Князья из рода дуло царствовали до князя Кормисоша, который был уже из другого рода, из рода вокиль, и который, по Именику, «изменил род дуло», т.е. отнял принадлежавшее ему дотоле право на княжение; преемник Кормисоша князь Телец принадлежал к роду угаин. Об этом событии знали и византийские историки, из которых по одному (Никифор патриарх) «гунны и болгары», а по другому «болгары» (Феофан), по предварительному уговору между собою, «устранили правителей, которые до тех пор следовали целым рядом (преемственно) друг за другом, истребили весь род и поставили вождем своим Телеца, который упоминается в византийских известиях около 762 года3.

По Именику, первые пять болгарских князей (в числе их под именем Авитохола, царствовавшего 300 лет, и Ирника, т.е., по-тюркски, Ирнака, Ернака, властвовавшего 108 лет, должно, конечно, разуметь целые династии) правили 515 лет. Так как шестой князь Испорик есть явно Аспарух византийцев, перешедший за Дунай около 679 года, то начало властвования князей рода дуло относится к половине II века по Р.Х., значит, совпадает с уходом северных хуннов на запад, который, по китайским известиям, относится именно к этому времени. Отсюда можно, почти с достоверностью, заключить, что вынужденные поражениями со стороны китайцев и южных хуннов, а также усилением в восточной Монголии сяньбийцев удалиться на запад северные хунны увлекли за собой из Юебани в земли кангюйцев и затем к Яику и Волге часть юебань- ских тюркских родов, в том числе часть дулу и, как увидим ниже, суванов. Участвуя в составе орд гуннов при покорении ими аланов, готов и других народов юго- восточной Европы, эти дулу, сохранившие своих наследственных старшин или князей, после смерти Аттилы, когда гунны отброшены были назад, к Азовскому морю и к Волге, стали во главе наиболее сильной орды или союза, образовавшегося из родов гуннов и их тюркских соплеменников4. Эта-то орда, под главенством каганов из рода дуло, успевших сформировать из нее сильный и воинственный народ, сделавшийся известным под именем болгаров, покорила славян на Дунае и основала там болгарское ханство.

По Именику же, первые болгарские князья головы имели остриженные, значит, как юебаньцы, т.е. оставшиеся в Эбин-норском бассейне части родов дулу и других, которые тоже обстригали волосы на голове1.

Возвращаясь к пяти аймакам дулу, поименованным в «Т’ан-шу», нельзя, мне кажется, в первом из этих аймаков чумугунь не видеть значительный и ныне род Малой орды чумукей (schümönöi, по транскрипции г. Радлова), кочующий между Сыр-дарьею и Эмбою. В состав этого же аймака входили, вероятно, роды чуми и чуюе, которые, по китайским известиям, упоминаются постоянно с «чумугунем». Затем в шуниши пятого аймака можно подозревать род джаныс2 нынешнего племени дулат. По одной из самых распространенных в Большой орде родословных, Джаныс был четвертым сыном Дулата. Имя чубань напоминает владение Юебань, существование же племен Большой орды атбан и суван, в именах которых встречается в качестве составной части слово бан, заставляет предполагать, что юебаньский народ состоял из дулатов и, вероятно, близких к ним родов чуми, чуюе, атбан и суван3. По упомянутой родословной Большой орды Дулат, Атбань и Суван были родные братья.

По «Т’ан-шу», «чуюе кочевал по южную сторону гор Инсо, от Барюоля на западе. Здесь есть большая песчаная степь, называемая Шато, от чего шатоские дулгасцы и название получили»4. В китайской надписи на памятнике западно-тукиескому Кюэдэлэ, 732 года, значится, что государство тукиюесцев соседило на западе с чуюе5. Эти известия выясняют, что чуюе занимали земли, прилегающие к горам Барлык, Уркашар и Саур с юга. В 657 году, при переименовании китайцами аймаков западных тукиюесцев в губернаторства с китайскими названиями, поколение мугунь (конечно то же, что чумугунь) получило имя фуяньского губернаторства; из поколения шуниши чубань сделало губернаторство юнсо (инсо?), из поколения нешетидунь сделало губернаторство при Шуан-хэ (раздваивающаяся река, вероятно, Боротал). Эти три аймака, по-видимому, занимали Эбин-норский бассейн. Остальные два аймака должны были располагаться между Тарбагатаем и р. Или. В 657 же году из поколения хулуши-кюе (должно быть то же, что хулуву) образована была губерния Яньбо, из аймака же туциши – хэлоши, по-видимому, целых два: из поколения туциши-согэ-мохэ губернаторство выньлу и из поколения туциши-алиши губернаторство гешань1.

Сопоставляя имена родов чуюе, чуми, чумигунь, чубан, которые в VII веке, по китайским известиям, обитали смежно друг с другом в стране между Алтаем, Барлыком и Тяньшанем, с приведенной в главе пятой древней народной легендой о происхождении тюркских племен, по которой один из четырех тюркских родоначальников был предком племени, означенного именем реки Чу, можно заключить, что слово или имя Чу не даром входит в состав вышеприведенных четырех родовых имен и указывает на общую их принадлежность к упоминаемому легендой особому от тукиюесцев, уйгуров и кыргызов тюркскому племени чу. Возможно, что к этому племени принадлежали кроме чуюе, чуми и пр. также канглы, карлыки и вообще роды всех западных тюрков, которые постепенно покидали западную часть Алтая, бывшую их прародиной, и уходили на запад. Так как роды чу’йцев составляли значительную часть аймаков дулу, то надо полагать, что и общее имя этих аймаков дулу не может служить доказательством гаогюйского или уйгурского этих аймаков происхождения. Скорее можно думать, что дулу были сами родом чу’йцев, западных тюрков, причислялись же китайскими писателями к родам гаогюйцев по смежности их кочевок с гаогюй- скими и по подчиненности их в то время, когда имена родов гаогюйцев сделались известны китайцам (V и VI века), гаогюйским государям. Подтверждается это и тем, что в VII веке, когда китайцы ближе ознакомились с гаогюйцами под именем хойху, тулу уже не оказываются в числе гаогюйских родов. Ввиду почти постоянно обнаруживающейся связи древнейших тюркских племенных и родовых имен с названиями рек в Алтае можно полагать, что имя тулу , в транскрипции китайцев, и дулат, в нынешней тюркской форме, происходит от имени реки Тулаты2, левого притока р. Чарыша, которого правые притоки Кан и Карлык дали имена двум другим важнейшим племенам западных турков канглам и карлыкам. Родовые имена чуэ (чуюе) и джаныс или яныш также находят соответственные названия в водных потоках Алтая: есть река Чуэ3 системы р. Лебоди и р. Юныш4 – правый приток р. Или. Верховья Юныша сходятся с истоками р. Тулаты5: ужели существование в роде дулат подразделения яныш или джаныс есть одно случайное сходство звуков, а не след древнего обитания обоих в Алтае?

Замечательно существование у чуйских родов городов или креплений. Так, около 642 года, во время войны с тукиюеским Дулуаном, китайцы взяли «город чуюеского сыгыня»1, находившийся западнее Хами. В 654 г., воюя с Ашиною-Хэлу, китайцы взяли «чумугунев город» и до 30 т. ушей отрезали у убитых». Тогда же другой китайский отряд «покорил город Хыньду (у Visdeluu, р. 116, город Ta-tou), забрал богатство в нем и вырубил жителей»2. По китайскому описанию Юебани, ее население, т.е. чуйцы, выделялось из среды других кочевников своею опрятностью и чистоплотностью. Можно видеть в этих зачатках культуры влияние задолго до Р.Х. существовавшего у подножий восточного Тяньшаня полуоседлого населения (владения Чуши или Чушы, Пулэй и др.), занимавшегося и хлебопашеством, а также китайских поселений, заводившихся там же еще до Р.Х.3 С другой стороны, некоторые следы более развитой культуры могли оставить в Юебани северные хунны, многое заимствовавшие у китайцев в продолжение трехвекового господства в соседней Монголии.

Пять аймаков нушиби были следующие: 1) асиги (asii-kia), 2) вешу (ko-chu), 3) басайвань дуньшибо (kiau-han-kan-tun-cho-po) 4) асигу-нишу (asii-kine-nido) и 5) гешу- чубань (kou-chu-tchu-pan). В первом и четвертом из этих аймаков можно видеть кыргызский род или точнее кость ассык (Assyk у г. Радлова), имеющийся ныне в коленах сарыбагыш и султу, а во втором и пятом кыргызскую же кость кучук (кучу, коши в других транскрипциях), встречающуюся ныне в коленах бугу и султу и в отделе сол; в третьем аймаке мог находиться нынешний дулатовский род сейкым, к имени которого прибавлена часто встречающаяся приставка бай (богатый): байсейкым будет близко к байсайгань, go-sai-kan китайской транскрипции. Сейкым, по не раз уже упомянутой родословной, был третьим сыном Дулата.

Эти отождествления родов нушиби с существующими ныне костями или родами кыргызов дают основание полагать, что западная половина государства западных тукиюесцев состояла из кыргызов. Разумеется, отсутствие в наименованиях аймаков нушиби, сохранившихся в «Т’ан-шу», имен многих из весьма распространенных ныне у кыргызов костей, а также и имен кыргызских колен (бугу, сарыбагыш и пр.), не означает, что этих костей и колен в VII веке у кыргыз не было. Нет, это показывает только то, что в то время преобладающее по каким-нибудь причинам (напр. по личным качествам и влиянию родоначальников, по численности родов и т.д.) значение имели в аймаках, на которые разделены были кыргызы, – по воле между прочим тукиюеских ханов, руководствовавшихся своими политическими и административными соображениями, – именно те кости или роды и общины, по которым даны аймакам их прозвания; остальные роды могли быть размещены и разделены даже в тех же аймаках, не выказав только своего существования в именах этих аймаков. По именам аймаков нушиби, как именам почти исключительно кыргызским, следует думать, что кыргызы в тукиюескую эпоху занимали не только Тяньшань к югу и западу от р. Или, но и прилегающие к западному Тяньшаню долины и степи, обитаемые ныне Большою ордою. Существование в пятом аймаке рода чубань может быть объяснено смежным расположением этого аймака между родами кыргызскими и юебаньскими или гяогюйскими, нахождение же в настоящее время в колене Большой орды джалаир рода кучук допускает предположение, что часть кучуков попала под главенство передвинувшихся сюда в монгольское время джалаиров случайно, вследствие обращения занимаемых этими кучуками земель в обладание джалаиров.

Откуда же взялись в VI и VII столетиях в западном Тяньшане и прилегающих степях, между рр.Таласом и Или, многочисленные кыргызы пяти аймаков нушиби? И с другой стороны – что сталось со столь многочисленными усунями, после Р.Х. и особенно с половины V века, после 436 года, когда китайские послы находили владетеля усуней в Цунлине? Мне кажется весьма возможным, что кыргызы именно и есть усуни и что народное имя у усуней было кыргыз, а имя усуней было только политическим термином, названием того аймака или того политического союза кыргызских родов, который ранее III века до Р.Х. отделился от оставшейся на Енисее части кыргызского народа и переселился на юг от хребта Танну, заняв земли между этим хребтом и восточным Тяньшанем, а потом во II веке до Р.Х. передвинулся в западный Тяньшань. Многие тюркские племена и роды получили свои имена; от рек, на которых они обитали, напр. карлыки от р. Карлык, притока Чарыша, лебединцы от р. Лебеди, тубинцы – кыргызский род или скорее аймак – от р. Туба и т.д.1. Почему бы и усунь не могли получить себе имя от реки Июс и Сон (быть может, Сун, у Палласа Soon)2, на которых могли быть их кочевки прежде, чем они ушли на юг и сделались известными китайцам под этим своим аймачным именем1 Июс-Сун?

О судьбе усуней после Р.Х. правдоподобно такое предположение, что начавшееся уже до Р.Х. распадение народа на части, вероятно, по родам и аймакам, из которых сплочен он был при гуньми, совершилось теперь вполне, так как Китай не оказывал уже никакого влияния в смысле сохранения государственного единства, тогда как потомки гуньми, конечно, продолжали своими междоусобиями способствовать обособлению родов и аймаков. Тукиюесцы, вероятно, очень легко подчинили себе в третьей четверти VI века разрозненных и близких к ним по языку и обычаям усуней или кыргызов. По китайским известиям, нравы и обычаи западных тукиюесцев были сходны с таковыми же восточных. «Была однако небольшая между ними разница в наречии языка»2. Вероятно, диалектическое отличие касалось не только родов племени чу (аймаки дулу), но и аймаков нушиби, т.е. усуней или кыргызов, которых наречие и теперь еще разнится от <…> алтайцев (тукиюесцев) и имеет особенности от наречия потомков дулу, нынешней Большой орды. По приведенному уже наблюдению Яня Шыгу «усуньцы обликом весьма отличны от других иностранцев западного края. Ныне тюрки (в подлиннике «варвары») с голубыми глазами и рыжими бородами, похожие на обезьян, суть потомки их». Янь Шыгу писал в половине VII века, а потому его «ныне» относится к тому же времени, к эпохе западных тукиюесцев и ко времени нахождения на прежних усуньских землях аймаков нушиби. Конечно, их-то китайский писатель и имел в виду, дивясь сходству с обезьянами потомков усуней. Видеть этих похожих на обезьян нушибийцев Ян Шыгу имел частую возможность, потому что они, конечно, встречались в нередких в это время посольствах от ханов западных тукиюесцев к китайскому двору.

Делать здесь очерк истории западных тукиюесцев, половину которых составляли кыргызы, я не нахожу удобным, так как по значительности и неразработанности ма­териалов история эта требует особого исследования. Поэтому я ограничусь лишь теми важнейшими моментами этой истории, в которых играют роль аймаки нушиби. Западные тукиюеские ханы составляли свои войска из ополчений подвластных им аймаков, а потому родовые старшины и начальники аймаков имели большое значение и участие при замещении ханского престола. Так, после убиения самого могущественного из западнотюркских властителей Тун-шеху-хана (619-628 гг.), подчинившего себе отпавших было телэсцев или гаогюйцев и покорившего «Персию и Гибинь», когда убийца, родственник его, Мохэду-шеху завладел ханским престолом, «поколение нушиби поставило Нишу-мохэ-ше ханом», но Нишу отказался и объявил ханом бежавшего в Кангюй по смерти Тун-шеху сына его Шили-дэлэ, под именем Сы-шеху-хана. Народ весь поддался этому ставленнику нушибийцев и похититель престола вынужден бежать к Алтаю, где и был убит. И этот новый хан вскоре возбудил неудовольствие народа, казнив пользовавшегося популярностью малого хана Или и замышляя убить самого Нишу, доставившего ему престол. Нишу бежал в Кашгар, но вскоре и сам Сы-шеху-хан вынужден был спасаться бегством в Кангюй, так как один из вельмож «Муби Дагань, с рыцарями1 из поколения нушиби, замышлял взять Сы- шеху и низвести с престола. Ханом сделался Нишу. Через два года (634 г.) он умер, и место его занял младший его брат Тунво-ше под именем Шаболо-хилиши-хана. Он не был любим народом и вынужден был, будучи разбит восставшим против него Тунтутунем, бежать в Янки.

На место его в 638 году возведен был на ханский престол Юйгу-ше, сделавшийся известным под именем Ибн Дулу-хана. Он достиг власти благодаря поддержке влиятельного сыгиня нушибийского аймака ассык, но вскоре поколение нушиби рассорилось с Дулу, не хотело признавать его своим ханом, хотя он взял верх над другими претендентами на ханский престол, в том числе над Иби-Шаболо-шеху-ханом, которого около 640 г. возвел на престол «нушибийский главный старейшина» и который «поставил орду по северную сторону реки Суй-хэ, к востоку близ реки Или под названием <…> орды. Орда Дулу-хана находилась «по западную сторону гор Цзи-хэ» (по Видлу Tcou-khi, по Дегиню Tsou-ko, близ Тараса) и называлась северной ордой или двором. По догадке составителей «Дай-цинь-и-тунчжи» горы Tso-ko, на западе от которых находилась резиденция Дулу-хана, суть горы Boukho aula2. Это, вероятно, Бугуты наших карт, но соседние горы Сугуты ближе подходят к Tsou-ko или Tso-ko. Значит, орда Дулу-хана находилась близ Чилика, если только под Цзи- или Цзу-хо не следует разуметь Чу реку. Двор Иби-Шаболо-шеху-хана можно предполагать на Текесе или на Или. В 641 г. Дулу-хан восстановил против себя продолжавшие было его поддерживать аймаки дулу, казнив предводительствовавшего его войсками начальника одного из аймаков дулу за самовольный захват военной добычи. Дулу одержал затем верх над возмутившеюся частью войск и родов, но упорной решимостью, вопреки советам вельмож, идти в Тохарестан, для защиты этой области против какого- то врага, он возбудил против себя и остальных родоправителей. Большая часть войска и приближенных оставили после этого Дулу-хана, когда он, по пути в Тохаристан, дошел до ташкентской земли. Он вынужден был с небольшим отрядом возвратиться назад, чтобы <…>, но тут на него напал сыгинь аймака ассык (ассигискийкюе сыгинь. Пораженный Дулу взял город Байшуй-хэ1 и остался тут жить. Нушиби не хотел, чтобы Дулу был ханом и отправил посланника ко двору (китайскому) просить о возведении другого хана. Возведен был, по выбору вельмож, в 642 году, Иби-Шегуй-хан. Новый хан Нушибия отправил с войском осаждать город Байшуй-ху. Дулу выступил из города с войском и, при шуме от литавр и труб, приблизился дать сражение. Нушиби не мог устоять и потерял множество людей убитыми и в плен взятыми. Дулу после сей победы, приглашал к себе прежние поколения. Пусть убьют на войне, – сказали ему все, – тысячу человек, а останется один, но и тогда не пойдем к нему. Дулу видел нерасположение народа к нему и пошел в Тухоло (Тохарестан). Там он в 653 году и умер.

Между тем против нового хана восстал сторонник Дулу Ашина-Хэлу и овладел всеми землями западных турок. Из числа подчиненных ему начальников сыгинь аймака ассык «был весьма силен. Строевое войско его простиралось до нескольких сот тысяч». В войне Ашины-Хэлу с Китаем принимали участие и подчиненные ему аймаки нушиби. Когда стотысячное войско Ашины-Хэлу было разбито в 10 луне 657 года на р. И-те (Y-tie), то состоявшие из аймаков дулу и нушиби части его войска покорились победителям. При дальнейшем походе китайской армии, главная сила которой состояла из 50 т. уйгуров, войско Ашины-Хэлу было захвачено врасплох в горах Гинь-я-шань (Талкинский хребет) и вновь разбито. «Хэлу бросился за р. Или. Китайский полководец преследовал его до р. Суй-е (р.Чу) и овладел его войском». Побежденный хан спасся с сыном в город Суду, зависевший от владения Ши (Ташкент), был задержан тамошним начальником и выдан китайцам. Он был увезен потом в китайскую столицу и там умер2.

Китайское правительство разделило земли Хэлу на две части и поставило в них ханами двух ранее передавшихся на его сторону потомков Шидяньми. Именно Ашина-Бучжень был назначен ханом пяти аймаков нушиби, а Ашина-Мише ханом пяти аймаков дулу. В 662 году оба хана участвовали в походе китайцев на Куча. «Бучжень, злобясь на Мише, хотел его поколение присоединить к своему, почему оклеветал его в умысле на бунт. Военный совет китайской армии приговорил Мише… и всем его подчиненным до пастуха отрубить головы. Из его поколения Шуниши Басайгань отложился и ушел»3.

Западные турки недолго находились в зависимости от китайцев и повиновались поставленным ими, хотя и из потомков Шидяньми, ханам. Уже в 676-678 гг. Ашина- Дучжы объявил себя ханом десяти аймаков, заключил против китайцев союз с Тибетом и сделал набег на Ань-си (Куча), где в это время имел резиденцию китайский наместник западного края. Этот Дучжы ранее, в 671 году, был пожалован в звание фуяньского главноуправляющего, значит, был старейшиной аймака чумугунь. В 679 году Дучжы и старейшины поколений были схвачены одним китайским сановником, выдавшим себя за посла, проезжающего в Персию1, но, конечно, это коварство не привлекло к Китаю симпатии тукиюесцев, и они продолжали сами ставить себе ханов, не обращая внимания на назначаемых китайцами, которые ограничивались большей частью ношением своих ханских титулов при китайском дворе.

В истории восточных тукиюесцев по «Т’ан-шу» упоминается, что в 682 году тукиюеские вожди Чжебо (Tche-po) и Яньмань (Yen-mien) опустошили границу (Китая: вероятно, разумеется тут занятый тогда китайскими поселениями округ Т’ин-чжеу, соответствующий Урумчи). Китайский полководец Ван-фан-и дал им сражение близ озера Жехай (по Дегиню, при р.Или). В биографии Ван-фан-и пояснено и добавлено, что разбиты были близ р. Или десять тюркских орд или аймаков Ашины-Чжебо-чжуе, но на помощь им прибыли три орды Яньмяня, в которых считалось 100 т. воинов. Фан-и, стоявший лагерем близ озера Жехай, выступил против них2. По Дегиню, он разбил этих тюрков при озере Иссык-Куле, через что весь народ ослабел3. У Nuille рассказывается под 682 годом, что Assena tohe рои осадил столицу владения Cong-yue. Ван-фан-и, начальствовавший в западном крае (Ngan-si), нашел необходимым идти на помощь этому городу. Когда узнали об его походе тюрки, то орды Yen-mien вышли к нему навстречу до озера Ge-hai, расположенного к востоку от владения Yi-li-po-li, которое (озеро) на месте называется Ye-si-koo; тут они были побиты и вынуждены отступить, почему владение Кун-юе получило мир4. У о.Иакинфа встречаются такие отрывочные известия: Ван-фан-и стоял в седьмой луне при реке Е-хэ; «судов не было, а река покрылась льдом»; «разбив Янь-юойевы войска при р. Или, (Ван-фан-и) преследовал его до р. Е-хэ», которую о.Иакинф признает за озеро Иссык-Куль5. Он же упоминает, что в 748 году китайцы разорили крепость Суй-е-чен, ими же построенную в 679 году6. К сожалению, все эти известия представляют собой отрывки, далеко неясные и частью противоречивые, так что разобраться в них в настоящее время, пока не сделано полных переводов биографии Ван-фан, и откуда, видимо, все это взято, нет возможности. В изложении Илибалиг и Исико, по всей вероятности, суть только комментарии китайских ученых, относящиеся ко времени не ранее монгольской династии, когда стало употребляться имя Или-балиг, Биш-балиг и т.д.

В конце седьмого века усилился и овладел землями десяти аймаков глава аймака или поколения туциши или тукиши Учжилэ (Ou-tche-le). Он жил прежде «на северо-западе от Суй-е» (по Видлу, «на западе»). Исподволь он завоевал Суй-е, перенес сюда орду и назвал Суй-е-чуань городом Гунъюе Большой орды, а при реке Или была Малая орда. «Он поставил двадцать главноначальствующих. Каждый главноначальствующий имел 7 т. войска». По смерти Учжилэ (706 г. по Видлу) ханом стал сын его Cora, имевший 300 т. войска. Воспользовавшись междоусобною войной его с братом Чжену, хан восточных тюрков Мочжо (убит в 716 г.) разбил Согэ и предал смерти обоих братьев. Тогда (в 717 г.) «Чеби Шичжо Сулу, из отдельного туцишиского рода, собрав остатки народа, объявил себя ханом». Сначала дела его шли хорошо, «орды были довольны и служили ему всеми силами. В поздние годы он стал не так щедр и получаемую на войне добычу оставлял всю себе, не отдавая в раздел войску. Тогда и подчиненные начали отделяться от него». Усилились «главный старшина Мохэ-дагань и Думочжы, а родовичи говорили: Согэвы потомки составляют желтый аймак, сулуево поколение составляет черный аймак. И начали питать большую недоверчивость и вражду друг к другу. Мохэ-дагань и Думочжы неожиданно в ночи напали на Сулу и убили его в 738 г.1 Мохэ-дагань рассчитывал сам овладеть престолом, но сообщник его Думочжы возвел в ханы сына Сулу Тухосяня Гучжо (Tou-ho-sien-khou- tche-me). «Тухосянь жил в городе Суйе, а Живэй, хан черного рода, охранял город Хынлос, и оба напали на Дагяня2. Мохэ-дагань нашел себе союзников во владетелях Баханьна (Фергана), Ши (Ташкент), и Шы (Карши). Его же сторону приняли китайцы. Союзники напали на Тухосяня при Суй-е, разбили и взяли в плен. В то же, по- видимому, время китайский губернатор Кашгара Фумын Линча с лучшими войсками и баханьнаским владетелем внезапно напал на Хынлос, убил хана черных родов и с младшим братом Босы вступил в город Игянь, взял чжоха-хотасскую царевну (это китайская царевна, выданная за Сулу), еще Сулуеву ханьшу (восточно-тукиюеская или тибетская царевна), Живэйеву ханьшу и возвратился»3. После этого китайцы на­значили ханом десяти родов потомка Бучженя Хиня (или Синя), но когда он прибыл в город Даньлянь (в другом месте Цзайлань)1, Мохэду убил его и объявил себя ханом. Фумын Линча, уже в должности главноуправляющего в Аньси «казнил его и главного знаменосца (?) Думочжы Гюегегинь поставил шаху трех (?) родов». В 742 году «по­коление туциши поставило ханом Илиди Миши Гудулу Бигя из черных родов». В 753 году «черные роды поставили Дынли Иломиши ханом». В 756 году «туциши пришел в бессилие. Желтые и черные орды поставили у себя ханов и начали междоусобную войну. Срединное государство тогда много озабочено было внутри и не имело времени входить во внешние дела». В 758 году «Адопэйло Юенын, хан черных родов, прислал посланника ко двору». В 766 году «усилился гэлолу и перенес свое местопребывание к реке Суйе. Два другие рода (?) по бессилию сделались вассалами дома гэлолу Хусэло. Прочие поколения поддались ойхорам. Когда же ойхоры пали, то некто Дэманлэ, живший в Харашаре, объявил себя в достоинстве шеху. Прочие поколения осели при хребте Гинью – в числе 200000 душ»2.

Для некоторого пояснения этих кратких и отрывочных китайских известий нужно иметь в виду, что поколение туциши или тукиши в половине VII века составляло один из пяти аймаков дулу тукиши – хэлоши (быть может, это туркеши или теркеши и эдкеши арабских писателей) и занимали сначала, вероятно, земли на северо-западных склонах чжунгарского Алатау. Между киргиз-казаками нет теперь кости или рода туркеш или сколько-нибудь близкого к этому имени, а потому надо думать, что тукиши или были очень малочисленны, – чего, однако, допустить нельзя, потому что из них состоял целый аймак, а потом даже два, – или были вытеснены напором карлыков за Сыр-дарью и слились с местными юго-западными тюркскими кочевниками, дав, быть может, им и свое имя (туркмен). Торки, упоминаемые в русских летописях наряду с берендеями, черными клобуками и т.д., быть может, суть тоже остаток туркешей.

Гэлолу или карлыки (khorlo, как догадывался еще Видлу) обитали сначала в северо-западном Алтае, а в VII веке кочевали уже по обеим сторонам реки Пугу-чжень (вероятно, верхний Иртыш). Тут они признавали власть тукиюесцев, а потом действовали против них в союзе с уйгурами, подавшись несколько на юг и восток. Когда уйгуры заняли место тукиюесцев, то главная часть карлыков (меньшая часть их осталась на Иртыше и потом в <…> Алатау до времен Чингиз-хана и покорилась ему, имея во главе Арслан-хана – в числе 2 т. кибиток) двинулась на юг и подчинила себе земли западных тукиюесцев. Владения карлыкских ханов простирались до Сыр-Дарьи уже в конце VIII столетия1, в IX они подчинили себе Кашгар и Хотан, а в конце X века Фергану, Самарканд и Бухару, продолжая обладать этими странами под верховенством сельджукидов до второй четверти XII столетия.

«Два другие рода», сделавшиеся «по бессилию» вассалами дома гэлолу» («Хусэло» прибавлен тут по какой-то ошибке: так звали сына Бучженя, назначенного китайцами ханом, но лишенного и власти, и владений туцишиским Учжилэ)2, вероятно, суть дулу (быть может, только часть) и нушиби. Под «прочими поколениями», поддавшимися ойхорам, разумеются, надо полагать, остальные поколения племен чу (чуюе, чуми), обитавшими между Барлыком и Тяньшанем, подчиненные ойхорами в 745 г.1

Владения карлыкских ханов не простирались, кажется, на север далее р. Или. Вероятно именно Илийскую долину и оба склона Чжунгарского Алатау с долиной Бараталы продолжали занимать и во второй половине IX века те же чуйские роды, аймаки дулу, бывшие юебаньцы, т.е. чумугунь (чумекей), чуюе (кроме отделившегося и ушедшего в Китай рода шато) и чубан (адбан, суван и джаныс). Вероятно, их следует разуметь под теми прочими поколениями, которые, по «Тан-шу», «осели при хребте Гинью в числе 200 т. душ». Перед монгольской эпохой страна эта носила имя Алмалыга. Хан Алмалыга Сукнак-тегин принимал участие в походе Чингиз-хана на Мавераннагр2.

В распрях и неурядицах между западными тукиюесцами в VIII веке, когда уже прекращается в китайских известиях упоминание о дулу и нушиби, имеет большое значение деление на черные и желтые роды, которые избирают себе особых ханов. Можно думать, что желтыми родами назывались потомки усуней, кыргызы, аймаки нушиби, за свои рыжие бороды и светлую окраску лица и глаз, тогда как черноглазые и черноволосые аймаки дулу именовались черными родами. Тукиши, принадлежавшие, быть может, к коренным тюркам, считались в числе аймаков дулу, а потому и Согэ, и Сулу по происхождению, вероятно, принадлежали к черным родам. «Родовичи» зачисляли потомков Согэ в «желтый аймак», быть может, потому, что в притязаниях на ханство их поддерживали желтые или рыжие поколения нушиби.

Владычество тукишисцев совпадает со временем завоевания Мавераннагра арабами. По Табари, последнему Сасаниду Ездиджерду и государям Согда, Тохарестана и Бухары, защищавшимся от арабов, постоянно помогали турки, частью, по- видимому, местные, частью же внешние, хакамы которых приходили из Туркестана. В 93 году гиджры, когда Кутейба осаждал Самарканд, государь Шаша присылал на помощь отряд в 2 т. человек, состоявший из князей и знати, попавший на устроенную арабами засаду, которая нанесла ему жестокое поражение. В начале 94 года Кутейба, отправив 20 т. вспомогательного туземного войска из Кеша и Хорезма на Шаш, сам пошел против Ферганы на Ходжент; ферганцы дали многие сражения, но были во всех побеждены, и Кутейба осадил их город. Тогда они просили мира и обязались платить ежегодную подать. Кутейба пошел затем на Кашан, ферганский город. И его жители получили мир на тех же условиях, как Самарканд, т.е. платить дань, сжечь идолов, выдать все украшения из храмов огню и дозволить построить одну мусульманскую мечеть. Посланное в Шаш войско вернулось к Кутейбе с большой добычей, после чего и Кутейба возвратился в Мерв. После 105 (722) года все страны за Аму- дарьею отложились. Походы хорасанского наместника Халида были в этом году и в следующие два года неудачны, хотя мусульмане продолжали удерживать в своих руках город Самарканд. При преемнике нового наместника тюркский хакан нанес жестокое поражение вышедшему из Самарканда мусульманскому войску в 20 т. человек. Наместник вынудил его снять осаду Самарканда только по получении вытребованных из Хорасана и Тохарестана подкреплений. Возмутившийся против преемника этого наместника соперник его Ариф бежал «в Туркестан, к хакану, который назначил ему местопребывание в Фарабе, отдав ему доходы этого города». По смерти наместника Асада, халиф Гишам (умер в 125 году гиджры, т.е. в 742 году после Р.Х.), назначив на его место Насра сына Сейяра, повелел ему покорить Шаш и Фергану. Наср «взял многие города, но подати назначил необременительные и тем привязал к себе население»1. В.В.Григорьев, по Вейлю (Geschichte der Chalifen, 1846, № 1), приводит, что в правление халифа Езида II (719-723 гг. по Р.Х.) наместник его в Хорасане Сайд предпринимал поход на Самарканд и Фергану для обращения их к покорности и безуспешно воевал в Фергане до самой смерти Езида. Позже, с помощью западных турок, восстал против халифов и весь Мавераннагр, так что усмирен он был, а вместе с тем подчинена опять арабам и Фергана, да и то не окончательно, лишь в конце Гишамова правления, после 120 года гиджры (738 г. по Р.Х.), благодаря уму и (мужеству наместника харасанского Насра ибн Сейяра»2.

Соображая эти известия с китайскими сведениями по истории западных тукиюесцев, мы найдем, что первоначальное покорение арабами Ферганы и Шаша (94 г. гиджры или 712-713 гг. по Р.Х.) совершилось во время властвования у западных тукиюесцев туцишиского Согэ и, быть может, именно во время раздоров его сначала с одним из родоначальников, а потом с братом Чжену и войны с Мочжо, в которой оба брата погибли. Конечно, именно эти смуты не дозволили тукиюескам подать Фергане и Шашу нужную помощь против Кутейбы. Случившееся после 719 года отложение Ферганы с Шашем и всего Мавераннагра соответствует времени усиления тукиюесцев при Сулу (717-738 гг.). Можно считать весьма вероятным, что отпадение это было совершено при помощи Сулу; что именно в Мавераннагр делал он те походы, при которых получалась богатая добыча, делившаяся между родами и поддерживавшая их преданность хану; и что хакан, являвшийся к Самарканду с 50-тысячным войском и давший убежище Арифу в Фарабе, был все тот же Сулу. Подчинение Ферганы и Шаша Насром после 738 г. опять сходится со временем смут у западных тукиюесцев после убинения Сулу в 738 г. Владетели Ферганы и Шаша вооруженной помощью убийце Сулу против сына его Тухосяня, в 739 году, содействовали окончательному ослаблению тукиши и получили за это от китайского двора титулы, но когда они в 741 году обратились к Китаю за помощью против арабов, то получили отказ3, обессиленные же тукиюесцы помочь им против мусульман уже не могли, если бы и пожелали.


Кыргыз