Кыргыз Инфо - Кыргыз. Кыргызча китептер, ырлар, каада-салттар, эпостор, жомоктор, акыл-насааттар, учкул сөздөр жана макал-лакаптар Кыргыз Инфо сайтында.

Краткие исторические сведения о карлыках

Происхождение и первоначальное местопребывание карлыков. Карлыки во время Чеби-хана. Карлыки под покровительством Китая. Усиление карлыков и участие их в действиях уйгуров против тукиюесцев. Передвижение главной части карлыков на Чу и Талас. Падение перед тем китайского влияния в этой ме­стности. Арабские известия о соседних с Ферганою и Шашем тюрках. Столкновения арабов и саманидов с этими тюрками, в которых следует видеть карлыков. Покорение карлыкскими ха­нами Кашгара и Хотана. Сведения о карлыкских ханах, владев­ших Мавераннагром. Отсутствие у арабских историков извес­тий о западно-тяньшанских владениях сатукидов.

По «Тан-шу», поколение «гэлолу произошло из дулгасского Дома, кочевало от Бэйтьхин на северо-запад, от Алтайских гор на запад, по обеим сторонам реки Пугу- чжень, (где) много поперечных хребтов, в смежности с поколением Чеби»1. Другими словами, гэлолу были одним из родов или ветвью тукиюесцев или коренных алтай­ских тюрков. В VII веке, к которому относятся известия династии Тан, гэлолу обита­ли в северо-западном от той части Тяньшаня, где ныне находится Урумчи, направле­нии, т.е. занимали западную часть Алтая. Ввиду вероятности первоначального пре­бывания керлыков в долине реки Керлыка, которая приобрела свое имя, вероятно, от керлыка, дикорастущего сибирского проса, под Пугу-чженем Танской истории можно разуметь Чарыш или Бухтарму, куда должны были с Чарыша распространиться ко­чевки керлыков, но, вероятно, что под именем Пугу-чженя китайцы знали в то время Иртыш. О.Иакинф полагал, что «гэлолу кочевало в Тарбагатай и по берегам Иртыша, где горные хребты между протоками (должно быть опечатка вместо «притоками») верхнего Иртыша вообще простираются от юга к северу»2. Такое определение земель карлыков подтверждается смежностью их с кагаскими (см. выше) и предшествовав­шим соседством карлыков с Чеби-ханом.

Когда, во второй четверти VII столетия, государство восточных тукиюесцев вре­менно распалось вследствие внутренних междоусобий и возмущения гаогюйских по­колений, добивавшихся независимости, и тогдашний хан Хели был, в 630 г., взят в плен китайцами, то наследственный «малый хан» Хубо с значительною частью наро­да бежал «на северную сторону Золотых гор. Золотые горы с трех сторон состоят из отвесных утесов; только с четвертой есть проход, по которому можно проехать кон­ному и на телеге. Земли ровные и Чеби (Хубо) занял их. Он, имея 30000 строевого войска, объявил себя Ичжу Чеби ханом… Он покорил на западе гэлолу, на севере ге-гу», т.е. кагасов или енисейских кыргызов. Он «часто выезжал для похищения людей и скота у яньто»1, т.е. барантовал сеяньтосцев, стоявших в то время во главе враж­дебных гаогюйцев и занимавших Селенгу и Орхон. Из всего этого ясно, что Чеби-хан занял земли бассейнов Кыргыз-нора и Убса-нора; что под именем Золотых гор или Алтая китайцы разумели главным образом монгольский или юго-восточный хребет Алтая, средняя часть которого и ныне у монголов именуется у истоков р. Урунгу Алтаин-нуру, и что гэлолу «на западе» должны были занимать Черный Иртыш, Бухтарму и Чарыш. После падения сеяньтосцев, в 642 г.2, «Чебиево положение еще лучше сделалось». Вероятно, в это время он подчинил себе тюркские роды, кочевавшие ме­жду Алтаем и Тяньшанем, между прочим, чумугуней. Счастливо пользуясь враждою между занимавшими Монголию тюркскими родами, китайцы успели в это время склонить себе в подданство почти всех гаогюйцев и тукиюесцев. В 647 году отправил в Китай и Чеби-хан своего сына «для представления местных произведений, причем просил дозволения лично явиться к Двору». Когда прибывшие, в ответное посольст­во, два китайских генерала увидели, что на самом деле Чеби-хан и не думает ехать в Китай, то они задумали, при помощи карлыков и, вероятно, других подчиненных Чеби-ханом местных племен, схватить его. Предприятие это не удалось, и оба посла были убиты. Для отмщения китайцы снарядили против Чеби-хана войско из ойхоров и пугу (тоже гаогюйский род) под начальством китайского генерала. Подвластные Чеби-хану местные племена, между прочим, карлыки и чумугуни, при появлении это­го войска подчинились китайцам. Оставили Чеби-хана и сами тукиюесцы. Он бежал в Алтай, но был пленен там и умер в Китае»3.

В 650 году, во время подчинения китайской власти, карлыки делились на три ро­да: «мэуло (по Видлу Moulo), иначе мэули (mou-la), чжисы (tche-Khi), иначе пофу (ророu) и ташили (ta-che-li)». В 657 году эти аймаки названы: «мэуло – областью Инь- шань, чжисы – областью Дами, ташили – областью Сюаньчи (Hiuen-tche), и началь­ники аймаков поставлены правителями областей». Это, в сущности, значит, что карлыкские роды получили, на бумаге, китайские названия в качестве китайских облас­тей, а родоначальники их приобрели китайские должностные титулы. «Впоследствии отделена часть от аймака чжисы и названа округом Гиньфу». Из этого не следует, чтобы китайцы, в самом деле, управляли карлыками и делили их роды на администра­тивные части. По всей вероятности, это только формальное утверждение совершив­шегося по внутренним причинам факта.

«Впоследствии – продолжает «Тан-шу» – (карлыки) подались несколько на юг (значит за Черный Иртыш, в Тарбагатай и к Тяньшаню?) и сами приняли названия шеху трех родов. Войска их были сильны и склонны к войне. Дулгасцы (тукиюесцы), кочевавшие от Тьхин-чжеу (Урумчи и Турфан) на запад, боялись их. В начале прав­ления Кхай-юань дважды приезжали ко двору»1. Между тем восточные тукиюесцы, которые с 682 года снова усилились и подчинили себе всю восточную и среднюю Монголию, в 742 году, вследствие новых внутренних раздоров, вновь и уже оконча­тельно потеряли господство свое в Монголии2. Карлыки помогали гаогюйцам и став­шим во главе последних ойхорам или уйгурам сокрушить силы тукиюесцев и участ­вовали в возведении главы тогуз-уйгуров (ойхоров девяти родов) в ханы. «После сего гэлолу (карлыки), обитавшие у гор Удэгянь (ныне Богдо-ола на востоке от Улясутая), поддались ойхорам, (а) обитавшие у Алтайских гор и Бэй-тьхин (Урумчи) поставили себе шеху…»1.

Таким образом карлыки разделились в конце первой половины VIII века на две части. Дальнейшие известия будут относиться к главному, по-видимому, отделу карлыков, который занимал в то время земли между Алтаем и восточным Тяньшанем; что же касается до восточного отделения карлыков, жившего у гор Удэгянь в Хангае, то надо полагать, что оно слилось со временем с другими племенами Монголии2.

В 742-755 гг. было в Китае от карлыков всего пять посольств. «Посла правления Чжи-дэ, 756, гэлолу нечувствительно усилился и вступил в состязание с ойхором. Он овладел бывшими землями хана десяти родов и взял города Хынлос и Суйе-чен, но, быв отделен ойхорами (от границ Китая), не мог приезжать к Двору»3. По истории западных тукиюесцев «в првление Да-ли, 766, усилился гэлолу и перенес местопре­бывание к реке Суйе»4. Не лишне иметь в виду, что пред появлением карлыков на Чу и Таласе китайское оружие подверглось здесь неудачам и китайское влияние в этом крае окончательно пало. Китайский главнокомандующий западным краем Гао Сяньчжи схватил владетеля Ши (Ташкента), обвинив его в нарушении долга вассала, и отправил его в китайскую столицу, где он предан казни. «Это произвело всеобщий ропот в западном крае. Владетелев сын ушел в Даши просить вспомогательного вой­ска. Он осадил город Хынлос и разбил Сянь-чжи, а после сего поддался Даши»5. У Гобиля есть некоторые подробности по этому поводу: Гао-Сянь-чжи прибыл к Ши в 750 году, под предлогом заключения договора и неожиданно схватил и обратил в пленника тамошнего владетеля. Он ограбил дворец и самый город. Захвачено было много превосходных музыкальных инструментов и много золота, так что драгоцен­ными предметами нагрузилось пять или шесть верблюдов. Взято было много рабов и большое количество лошадей. В начале 751 года Гао Сяньчжи доставил своих пленников (был еще пленен вождь тюркской орды тукиши) в столицу Китая и сам возвра­тился в Аньси (Куча). Между тем сын владетеля Ши, получив помощь от соседних государей и от арабов, выступил против китайцев. Гао Сяньчжи пошел навстречу с 60 т.ч., почти все из местного населения; у него были, однако, китайские офицеры и не­много китайских солдат. Он прошел более 700 ли и армия его сильно пострадала в походе. В седьмой луне в сражении близ Тараса он был совершенно разбит и ночью бежал. Помощник его спас часть армии и прибыл с нею в Аньси1. Наконец, мы узна­ем из «Тан-шу», что владение Синьчен, находившееся в ста с небольшим ли от Ши на северо-восток, город Нушиге и другие владения с неизвестными, т.е. неприуроченными, именами «были завоеваны гэлолуским владетелем»2. Этим исчерпываются ки­тайские известия о карлыках.

Выходит по приведенным китайским сведениям, что около 766 года карлыки, передвинувшиеся сюда постепенно от Алтая, овладели частью земель, ранее принадлежавших западным тукиюесцам, именно по р. Чу и по р.Таласу до Сыр-Дарьи и Ташкента. Карлыки, как наследники тукиюесцев, могли бы претендовать затем на овладение Мавераннагром, но тут они встретили уже арабов и исламизм.

Арабские историки и географы свидетельствуют о постоянной войне мусульман с соседившими с Ферганою и Шашем тюрками. Старейший из арабских географов Ибн Хордадбег, писавший около половины IX века, исчисляя тюркские племена, по­сле кыргызов, которых страна производит мускус, называет карлыков и каладжей, которые живут на той стороне реки, т.е. Сыр-дарьи3. По Якуби (писал в 891 г.) тюрк­ские земли находились со стороны Ферганы за городом Касаном, а на северо-востоке от Самарканда – за Аспиджабом, который называет пограничным с турками пунктом, через который они вторгаются в мусульманские земли4. Истахри (915 – 921 гг.) при­знает северной границей Мавераннагра прямую черту от самых дальних городов Ферганы до Тараза; по его словам от Харезма до Аспиджаба облегают Мавераннагр турки гузы, от Фараба же и Аспиджаба до отдаленнейших городов Ферганы (Узкенд) – турки карлуки (казлуджи, козлоджи и пр. по другим чтениям)5. По Ибн Хаукалю от Окса до границы мусульманских владений в Фергане 20 дней пути, а «отсю­да, чтобы прибыть в страну тагазгаров (тогуз-уйгуров, Урумчи – Турфан), пересекая страну карлоков (kharloks), нужно немного более 30 дней ходу6. По арабскому путе­шественнику Масуди (943 г.) козлоджи (карлыки – по правильному чтению, напр. у Reinaud), отличающиеся красотой и высоким ростом, распространены на территории Ферганы и Шаша с их окрестностями; они господствовали прежде над всеми другими тюркскими родами; из их племени происходил хакан над хаканами, под властью ко­торого соединились все тюркские государства1. Ввиду всех этих известий, конечно, именно карлыками следует почитать тех врагов, которые нападали на мусульманские земли со стороны Ферганы и Аспиджаба в IX и X веках, но народность которых в относящихся сюда известиях не означена. Так, по «Истории Саманидов» Мирхонда какие-то неприятели отняли у Ахмеда, сына Асада, данную ему в управление Ферга­ну, но визирь калифа Мамуна Ахмед, «приведя в эту местность армию, прогнал из Ферганы врагов религии и сделал Ахмеда валием этой провинции по-прежнему». От­носится это к половине IX века. Брат Ахмеда Яхъя правил в это же время Шашем и Осрушной. Знаменитый Саманид Измаил, сын вышеупомянутого Ахмеда, родивший­ся в 848 году в Фергане, предпринимал в 280 г. гиджры (893-894 по Р.Х.) поход «в Туркестан», взял в плен отца и жену монарха этой страны с 10 т. человек и увел их в Самарканд; воинам его досталась такая большая добыча, что при разделе пришлось на каждого всадника по 1 т. диргемов, количество же захваченных лошадей, баранов и верблюдов было бесчисленно»…2. Наршахи относит к этому походу завоевание Тараза3. В 291 (903 г.) году турки намеревались отплатить и собрались за Сыр-дарьей в огромном числе, но были разбиты Измаилом и обращены в бегство. В 906 году Изма­ил снова ходил на турок и покорил многие местности в Туркестане4.

Следует полагать, что турки, с которыми воевал Измаил, были карлыки, так как между прочим именно им принадлежал Талас, завоеванный Измаилом, и они же, по вышеприведенным китайским известиям, во второй половине VIII века сделались обладателями земель между Таласом и Сыр-дарьею. Встретив на Сыр-дарье отпор со стороны арабов, а потом от Саманидов (874-1004 гг.), карлыкские ханы обратились на юг и подчинили своей власти Кашгар и Хотан. Что владевшие Кашгарией в X веке тюркские ханы было карлыки, это видно из вышеприведенных известий арабских географов и путешественников, а также и из свидетельства мусульманских историков о том, что коренным владением этих ханов был Баласагун, находившийся, как увидим ниже, на р. Чу, и что эти же ханы обладали Кашгаром, Хотаном, Таразом и Фарабом1. Из них Шегаб-эддаулэ Гарун бен Сулейман, у тюрков Богра-хан, владевший, по Ибн-Хальдуну, «странами кашгарскими и баласагунскими до самых пределов Китая, отнял было у саманидов в 993 году Самарканд и Бухару, но заболел и на обратном пути умер. Преемник его, однако, с 1004 года окончательно овладел Трансоксанией2, и потомки его властвовали в ней почти до времен монгольских. По мусульманским ис­торикам и монетам известно 20 потомков Богра-хана, царивших в Мавераннагре (первая монета 389 и последняя 605 гг. гиджры), но из предшественников его в Каш­гаре и Баласагуне сохранились сведения, и то смутные, только о двух, именно о Мусе, сыне Сатука, и о самом Сатуке, иначе Сабак-карахане, который обратился в мусуль­манство под именем Абдул-Керима; его гробница в Кашгаре пользуется большим почитанием и сохранилась до настоящего времени3. У Ибн-Хальдуна, в царствование саманида Насра, сына Ахмедова (914-943 гг.), упоминается Тоган-тигин, властво­вавший в Кашгаре и давший убежище Эльясу, двоюродному брату Насра, враждо­вавшему с последним, и потом государь тюркский по имени Богра-хан, который по­могал Насру в войне с Лэйлэ, сыном Ноамановым, которого он настиг в Амоле и там захватил. По Ибн-Хальдуну же, правление Нуха, сына Насрова, (943-954 гг.) какой-то тюркский государь, сын которого находился в Бухаре в заточении, задержал бежав­шего к нему возмутившегося против Нуха правителя Харезма Абдуллаха, так как Нух обещался за это освободить его сына4. Из этих упоминаемых Ибн-Хальдуном тюрк­ских государей Тоган-тигин был, очевидно, одним из карлыкских ханов, господство­вавших в Кашгаре, другие же два (а быть может, это одно и то же лицо) должны были быть владельцами Фараба, Тараза и Баласагуна, вообще земель близ Сыр-дарьи, так как войска первого доходили до Амола, а у другого искал убежища правитель Хивы. Вероятно, они были сыновьями или внуками Сатыка. Надо полагать, что Сатук (или правильнее Садык)5, жил и обратился в мусульманство в начале X столетия, вскоре после походов Измаила, так как арабские историки не называли бы обратившихся уже в ислам тюрков неверными. Овладение Кашгаром, конечно, могло предшество­вать принятию карлыкскими ханами магометанства, но утверждению их там это об­ращение, вероятно, содействовало, так как ислам, конечно, имел уже там последова­телей вследствие торговых связей Восточного Туркестана с Мавераннагром.

Владения свои в западном Тяньшане сатукиды (по Дорну), или Караханиды (по Григорьеву), или ильханиды (у мусульманских историков), или илеки (по монетам1), на которых этот титул держался по 433 г. гиджры, сохранили до нашествия кара-киданей (1128 г.), в Мавераннагре же должны были уже в половине XI века признать верховенство сельджукидов, а во второй четверти XII столетия подчиниться тем же киданям.

Сохранив имена сатукидов, владевших в Мавераннагре, и известия о действиях их по отношению к той же стране, мусульманские историки почти ничего не сооб­щают о владениях той же династии в западном Тяньшане и на его северных склонах. Гораздо более сведений о западном Тяньшане найдем мы у арабских географов, при­том у древнейших, пользовавшихся известиями, собранными частью еще во время непосредственного владычества калифов в Мавераннагре, именно у Ибн-Хордадбега и у Кодамы.


Кыргыз